Повесть ОТДЫХАЙТЕ!

понедельник, 23 декабря 2019 г.

2019-й год. Без выезда. - Подспорье жизни после ЧМТ и инсультов

2019-й год. Без выезда. - Подспорье жизни после ЧМТ и инсультов

      В 2019-м Павлов впервые в жизни провёл абсолютно все ночи в родных
стенах. Дом в деревне уже продали, ночевать у женщин он закончил в 99-м, в
больницах – в 06-м, в санаториях – в 11-м, а в этом году пришлось обойтись без
традиционной поездки в Адлер, которая входила в алгоритм его восстановления. Он
изменил цели своей жизни, направив всю энергию на поддержку людей, попавших в
аналогичную беду (последствия после инсульта идентичны результатам его ЧМТ: в
Одноклассниках вёл группу Подспорье жизни после ЧМТ и инсультов, в которой на
собственном примере показывал, как можно выкарабкиваться из этой   ямы), и
перестав знакомится в сети, что повлекло за собой отсутствие женщины или
компаньонки, с которой можно было поехать на море. В принципе, в Ростове с мамой
он жил, как обычный человек, совершая прогулки по своему району, но для поездки
в Адлер требовалось сопровождение, прежде всего, для приготовления пищи (домик,
который он каждый год снимал, находился недалеко от пляжа, в нём была
собственная кухня, магазины рядом), так Сергей всё и оплачивал.
    Как говорила его мама, лучше бы ты отсидел в колонии, чем те
последствия, которые получились в результате автокатастрофы. Но у Павлова были
свои принципы, а их потеря могла повлечь за собой утрату смысла жизни, что было
бы ещё хуже. Зэки могут знакомится по переписке, но благодаря ин-т у него такая
возможность была и на воле с возможностью подобрать себе женщину с интеллектом и
схожими взглядами на жизнь. В принципе, и на пенсии Сергей весьма достойно жил,
хотя имел ограничения при выходе в свет. На свадьбах и похоронах он
присутствовал неизменно, что, конечно, было бы мало для его возможной спутницы,
но и квартира была современно обустроена (оптико-волоконный ин-т, который был
всегда, в каждой комнате и кухне по телевизору, в его – с огромным экраном,
богатые коллекции книг, дисков и кассет), что при визитах множества знакомых
позволяло жить интересную жизнь на ограниченном пространстве. Сергей
организовал набор полок с книгами, которые прочитал за свою жизнь. Двор
удобно располагался в престижном районе Ростова-на-Дону, в детских садах
которого отбывали свой срок и он, и сестра, и дочка. Лиза со своей маленькой
Полей по логистическим соображениям частенько жила с Сергеем: у них была своя
комната. Елизавета
в этом году поступила в дневную магистратуру нашего университета, в котором не
прерывала обучение в связи с рождением ребёнка. Полина любила делать
физкультуру со своим дедом.


    Из болезней этого года можно отметить только в феврале завершающую
поездку на такси к зубному для подгонки протезов (далее проблемы с зубами
пропали, Павлов перестал даже снимать зубные мосты), амбулаторное излечение
бурсита (скапливание жидкости в левом локте из-за систематических падений на
него), как и болей в левой стопе, которая образовалась после покупки новых
кроссовок. Вообще, за год пришлось сменить 5 пар обуви. Светлана Петровна
считала, что это было из-за усиления спазма левой ноги, но Сергей просто начал
проходить расстояние в разы большие, чем раньше, и без заморочек покупал самую
дешёвую обувь, которая и оказывалась именно такого качества. В феврале был
сделан апгрейд компьютера, после чего к нему вопросов не возникало. На
сэкономленные от традиционного лечения зубов и поездки на море деньги была
приобретена мебель на кухню. В этом году было прочитано то, что ранее в жизни
бралось к чтению, но не доводилось до конца, как и другое тоже полезное для
развития. “Евангелие от Матвея” повлекло за собой “Мастер и Маргарита”
Булгакова, фильм “Борис Годунов” – 4 тома “История государства Российского
Карамзина, образы некоторых друзей – “Золотой телёнок” Ильфа и Петрова, кроме
того, Куприн и Гашек (Бунин и Солженицын не понравились). В ходьбе произошли
тоже принципиальные изменения: если раньше каждый выход на улицу был громадным
испытанием, то сейчас просто рядом не было женщины для прогулок по городу. Свой
район, где не требовался переход через оживлённые проспекты, он уже обошёл
самостоятельно, что уже делал в 2000-м, но за руку со своей медсестрой, которую
нашёл в соцсетях, как и Зину, муж которой в 99-м дарил её Сергею на День
рождения (тогда всю малину спалил друг Полыхаев). Как давно всё это было. А
сейчас даже некому было сделать ролик, как изменилась его ходьба с 13-го года.
Может, внешне не очень заметно, но тогда ролик снимался только во дворе, а
сейчас основная часть ходьбы происходила на улицах.

среда, 18 декабря 2019 г.

С какого пика я упал в бездну - Подспорье жизни после ЧМТ и инсультов

С какого пика я упал в бездну - Подспорье жизни после ЧМТ и инсультов

        Публицистическая статья сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/)
“С какого пика я упал в бездну”.
      
Как сказала уже в наше время одна из шестидесяти приёмщиков поездов штата ПКО
станции Батайск, который я возглавил в 23 года, по поводу моей автокатастрофы:
“Это и должно было случиться: слишком стремительно Вы взлетали наверх”. Но это
было только начало моей нереально короткой карьеры. Но и у самого было ощущение
скорого падения в бездну, хотя и был начальником портовой железнодорожной
станции Азов, имея дальнейшую блестящую карьерную перспективу, но это, скорее
всего, из-за личных причин, о которых не буду в этой статье.
      
А началось всё с отличного окончания университета путей сообщения, в который я
поступил, чтобы не попасть в армию с моим принципиальным характером (дедовщина
закончилась бы чьей-то смертью и не факт, что моей: на военных сборах в части мы
поглумились над дедами, которые выставили счёт студентам, пребывающим там). Не
ставил целью закончить школу с золотой медалью, тем более, только в 5-м классе
пропустил 110 учебных дней из-за поездок на соревнования по большому теннису
(входил и в юношескую сборную России, но Кафельникова обыгрывал только в карты,
хотя в 85-м на первенстве СССР во Львове обыграл Иванова из Ленинграда, который
выбил Женю, чтобы выйти на меня), как и считал, что детство нужно проводить не
только с пользой, но и весело. Хорошо играл я и в футбол: к нам на корты Динамо
приходили игроки СКА (Ростов-на-Дону), которые в 81-м выиграли Кубок СССР,
Андреев, Гончаров, Андрющенко (с последним играл в теннис). Потом узнал, что они
предлагали моему тренеру и отцу попробовать меня в местном футбольном интернате,
но отец не захотел, чтобы я был футболистом. Мама по своим каналам устроила мне
просмотр в этом интернате: вот тогда я поиграл в мини-футбол в одной команде с
Лоськовым. Из-за детского максимализма (какая разница, кто тебя рекомендовал:
талант не пропьёшь) я так и не узнал о результатах этого просмотра, хотя и забил
в игре не один гол. Юность тоже получилась весёлой, но там не было глобальной
спортивной цели (только подработка тренером): все силы были брошены на получение
знаний. После окончания факультета Управление Процессами Перевозок лучшим
учеником преподаватели рекомендовали меня на станцию Батайск, начальник которой
Березюк сделал им такой заказ. Начав простым приёмщиком поездов, поработав на
всех грузовых точках станции Батайск и бригадиром Пункта Коммерческого Осмотра
поездов, как я говорил ранее, в 23 года стал начальником ПКО, но, ударно
проработав около года, не смирился с переименованием моей должности в штатном
расписании из начальников опять в бригадиры первый раз шумно уволился через
отработку месяц приёмщиком поездов. Потом доработался до начальника станции
Заречная, но из-за реорганизации её отдали в подчинение опорной станции Батайск,
после чего я на повышенных тонах пообщался с её начальником Березюк: второе
шумное увольнение. Далее через работу в Отделении СКЖД стал начальником
техотдела опорной станции Ростов-Главный, откуда Березюк опять позвал к себе
начальником портовой станции Азов. ”20.11.98
г. Павлов Сергей Сергеевич первый раз достиг пика своей карьеры, его без всяких
приставок ио назначили начальником станций Азов и Кулешовка. Это было то место,
какое он и хотел занять в 25 лет. Он стал иметь своё мнение, с минимальными
последствиями мог послать кого угодно (у него даже было 2 увольнения от своего
крутого начальника)... В
далёком прошлом бывший хулиган сразу стал настоящим начальником. У него был
склад характера лидера, бешеное стремление к успеху, повышенная
работоспособность, природный ум, хорошие ораторские качества, самая большая
уверенность в себе. Станция Азов была грузовой, а это и была его специальность.
Вопросами безопасности он владел в совершенстве. В Азове был пассажирский отдел,
а он пришёл с пассажирской станции. Знал всех ревизоров”. Тогда начальник
опорной станции Ростов-Главный Парлюк звал меня к себе замом с перспективой
занять его место, но тогда я был доволен своей работой в Азове.


    
Мне было интересно руководство опорной станцией Батайск. Даже бесплатно дежурил
там ответственным заместителем с целью освоить и поездную работу, хотя и не по
своей воле: Березюк это потребовал ещё, когда только меня приглашал после всех
скандалов. Зимой в ужасную погоду (пурга на мокром асфальте) ночью после одного
из дежурств по опорной станции Батайск я и разбился на своей шестёрке (машину
снесло с трассы). Клиническая смерть, 3.5 месяца комы, последующее присвоение,
как некогда именной стипендии, посмертной первой группы инвалидности (зато не
нужно периодически её подтверждать). Станция Батайск, пока я был в коме, выиграв
3 суда у правозащитников с целью признать мою смерть для отрасли
непроизводственной, вскоре совсем забыла о моём существовании. Первые врачи по
сути считали, что мне уже нечего ловить на этом свете. Но
я, не обращая внимание на все трудности, иду к очередной победе (не как хохлы)
своим путём: научился ходить с парализованной левой стороной, после привыкания к
речи со мной можно и поговорить, выдал дочку замуж и уже стал дедом. Верю, что
смогу совершить ещё одно восхождение из бездны (только Березюк, как пока и я, на
пенсии: да и, в гробу я видел эту железную дорогу)! Чтобы с оптимизмом смотреть
в будущее, не нужно ни о чём прожитом жалеть, тем более, считаю, что мне ещё
рано подводить итоги жизни.