Повесть ОТДЫХАЙТЕ!

четверг, 29 июля 2010 г.

Корпоративные вечеринки.

           Юмористическая статья сайта сайта ОТДЫХАЙТЕ!.
           На таких мероприятиях и банкетах я, как всем может показаться, делал всё, чтобы испортить себе карьеру: напивался больше всех, при громадном стечении народа произносил пламенные тосты с помутневшим рассудком, не хватало времени заводить знакомства с нужными людьми, всегда резал правду-матку, но я всегда был предельно честен и откровенен в поступках, высказываниях своей точки зрения, и, хоть на утро Анна Каренина отдыхала, я продолжал успешно идти по жизни, постепенно набирая кучу бонусных баллов.
           А началось всё на базе станции Батайск, когда у Совета нашего факультета было там выездное заседание. Березюк, конечно, накрыл поляну: у него жена (а, может, и любовница) учились на заочном. При стечении всего нашего преподавательского состава и руководстве станции Батайск лучший ученик факультета принял самую большую дозу и толкнул тост. Конечно, на утро жить не хотелось, но институт я закончил с красным дипломом и в моей трудовой книжке 3            увольнения именно со станции Батайск.
Полное отключение памяти у меня случилось в ресторане станции Ростов-Главный, когда было необходимо взять с собой жену. Там был и бывший мой коллектив Отделения, и весь ИТР станции Ростов-Главный. В ресторане, попав в традиционную компанию со своими приятелями мужиками-ревизорами, я ухлюпался и заснул за столом. Но уже из Азова меня звали замом на эту станцию.
           Когда я работал на Заречной, то с её начальником Грибановым и начальником службы движения СКЖД (ныне первый зам начальника СКЖД) Вадимом Жуковым отмечали проверку последним станции в сауне элеватора. Когда я был уже готовальня, то решил впервые в жизни сыграть в бильярд и, конечно, проткнул кием стол.
           Но на всех вечеринках я себя чувствовал, как рыба в воде, потому что никогда не притворялся. В этом-то и секрет успеха моей жизни.



______________________________________2.09.05 г.

среда, 28 июля 2010 г.

Глава 2. КАРЬЕРА (1995-98гг.) 1.

           Абзац Главы 1 повести ОТДЫХАЙТЕ! "ХУЛИГАНИСТЫЙ БОТАН".
           "На 4-м курсе было выездное заседание совета факультета на базе станции Батайск. Здесь Павлов впервые познакомился со своим вечным начальником Березюк Николай Николаевичем (далее Шеф). Шеф был начальником станции Батайск и хозяином базы. Он умел красиво говорить и сказал тост. Уже тогда наш краснодипломник попытался вступить с ним в конкуренцию и, когда подвыпил, ляпнул тост при всех ведущих преподавателях факультета и руководстве станции Батайск. Говорить подвыпившим тосты при большом стечении народа станет его коньком. И, хотя на утро он хочет провалиться под землю, жизнь покажет, что всё шло в жилу. Профессор Иваницкий Николай Михайлович и доцент Макаров Николай Васильевич рекомендовали его Шефу."
           Когда Павлову было 25 лет, Шеф позвал его к себе начальником приличной станции Азов после 2-х шумных увольнений со станции Батайск в течение 3-х лет после окончания института. Шеф – самый крутой мужик на сети (субъективное мнение). Он достигал своих целей жёсткими методами, порой даже излишне, но он всегда добивался своего. В 2000-м году опорную станцию Батайск (Азов в её составе) признали лучшей на сети. Павлову было на кого равняться и с кем конкурировать. Ему льстило, когда его называли маленький Березюк. Но два медведя, как известно, не могут ужиться в одной берлоге. Они постоянно ссорились, но успешно работали в тандеме.
           Своё первое восхождение Павлов начал простым приёмщиком поездов станции Батайск в июле 95-го. Шеф всегда подбирал себе работоспособный штат профессионалов. Его не устраивали должности начальника пункта коммерческого осмотра (ПКО) и заместителя по грузовой и коммерческой работе (ДСЗМ). Как раз, довольно редкая в то время, специализация Павлова, которого решили прокрутить по всему грузовому цеху станции. За 4 месяца он проработал на всех постах ПКО (4), на месте устранения коммерческих неисправностей вагонов (ПКМ), у грузового диспетчера грузового района, в ячейке розыска грузов, в товарной конторе, с начальником грузового района, на всех подъездных путях станции, пока специально для него не вернули должность бригадира ПКО и не посадили в один кабинет с начальницей ПКО, чтобы он учился. Для него месяцы бригадирства были самыми трудными в карьере. Начальница ПКО Нина Ефимовна была неплохой женщиной пенсионного возраста, но молодой пришёл на её место. У Павлова была масса прогрессивных идей (Наполеон отдыхал), другой взгляд на руководство ПКО, он знал, что будет лучше, а у неё к нему было соответствующее отношение. Как раз, он попал на аттестацию и ещё более углубил свои теоретические знания. Сочетание теории с практикой позволили сделать ему начальный рывок.
           И вот, наконец, в апреле 96-го Павлов стал начальником ПКО с 60-ю подчинёнными (в 23 года). Он сразу стал настоящим начальником, сумел поставить себя на нужное место, получил возможность воплотить в жизнь свои идеи и на равных ругаться со смежными службами и подразделениями станции. ПКО перестал быть козлом отпущения. Он до тонкостей вник в работу и написал ''Технологию работы ПКО'' со всеми должностными инструкциями (и своей). Сочинительство стало его хобби. Тогда он любил писать производственные технологии. Один раз он вместо замов написал ''Технологию взаимодействия работников станции со стрелками ВОХР'' и, когда у Шефа возник какой-то вопрос, он спросил: ''Кто писал?''. И тут он себе не изменил и сказал: ''Писатель''.
           У начальника ПКО был огромный кабинет (бывший партком). У него была патологическая страсть к порядку. На всех своих многочисленных рабочих местах он начинал с того, что систематизировал всё наследство, оставленное предшественником. Во время своей первой капитальной ревизии он засунул полное сочинение собраний Ленина на нижнюю полку обратной стороной. Наш антикоммунист был ярым противником этой террористической идеологии. Тогда председатель профсоюзного комитета Князева Ольга Анатольевна, жена Шефа пошутила: ''Придут наши к власти, мы сами тебя туда засунем''. Но наш камикадзе уже ничего не боялся (даже Шефа).
           Нашего друга начало закручивать и у него появилось чувство, которое будет преследовать его почти всю жизнь, что он перерос место, которое занимал (ПКО), и, к тому же, с 1-го курса он никогда так мало не получал, хотя оклад был приличный. Шефу по сокращению штата понадобилось переименовать его из начальников опять в бригадиры, оставив всё остальное на месте. Наша крутышка, конечно, возмутилась, Князева сказала ему неприятную вещь, и он сделал ход конём: перевёлся опять приемщиком поездов (увольняться не мог, т.к. на руках у него был грудной ребёнок). Круто: начальник опять одел желтовку, но через 12 дней уволился по собственному, чтобы, проработав в частной фирме 20 дней, вернуться на железную дорогу.

Глава 2. КАРЬЕРА (1995-98гг.) 2.

           Павлов как-то повстречался с коммерческим ревизором НОД 1 Зайцевым Алексеем Павловичем, знавшим его по работе на ПКО, а тот в свою очередь познакомил его с ревизорами по безопасности движения Мокренко Игорем Андреевичем и Хватовым Владимиром Борисовичем. Всем ревизорам выгодно было иметь своего человека на участке, а он успел полюбить железную дорогу, хотя в фирме вынашивал идею отомстить ей, консультируя грузовладельцев. Но только углубил знания по своему основному вопросу. Ревизоры рекомендовали ''мирного'' бунтаря на вакантное место заместителя начальника станции Заречная. Не смотря на нелицеприятную характеристику Шефа (телефон был включён громко), НОДН НОД 1 Полтавский Сергей Николаевич взял его на работу.
           В феврале 97-го началась его комплексная карьера. За время работы на Заречной, Отделении дороги, на Ростов-Главной вопросами безопасности движения поездов он овладел в совершенстве. И наш финансист, наконец, перестал жить на одну зарплату. У него был святой принцип ''Никогда не навреди железной дороге'', но голова-то у него на плечах была нехилая. Павлов на всех своих рабочих местах честно выполнял свою работу, в этом и есть секрет успеха его карьеры. Сергей фанатично отдавался всему, чем занимался. Но он придумал такой договор с клиентами, чтобы они официально платили титану, принося пользу железной дороге. У Шефа потом была возможность оценить талант ''писателя''.
           Из-за реорганизации Заречную решили отдать в подчинение Батайск. Её начальник Грибанов Вячеслав Сергеевич был крутой мужик, как и Шеф (Павлов и по натуре был крутой, а тут ещё такая школа) ушёл в отпуск, чтобы подыскать себе другую работу (два медведя). Сергей временно стал начальником станции Заречная. Тогда на селекторных совещаниях в отделении дороги он познакомился с главным инженером станции Ростов-Главный Парлюк Геннадием Павловичем. Ещё до официального присоединения Шеф начал командовать дежурными по станции Заречной. Один раз наша крутышка взяла трубку и сказала в грубой форме что-то похожее по смыслу: ''Пока за всё отвечаю я, а Вы отдыхайте''.
           Первым требованием Шефа после присоединения было: ''Чтоб я про Павлова и не слышал''. НОДН забрал Павлова к себе переводом инженером по технико-распорядительным актам станций (ТРА) в технический отдел отдела перевозок НОД 1. Так менее чем за год он схлопотал ещё одно увольнение со станции Батайск. За 2 месяца, которые он работал в отделении дороги, основной работой абсолютной шестёрки было систематизация всех ТРА Ростовского отделения (любовь к порядку). В отделении он углубил знания по безопасности движения, переждал время и завёл нужные знакомства. Но морально ему было очень трудно: не имел собственного голоса и не имел возможности что-нибудь придумать, чтобы отойти от той мизерной зарплаты, которую получал.
           В октябре 97-го новый начальник станции Ростов-Главный Парлюк Геннадий Павлович предложил ему место своего помощника по безопасности движения. Благодаря своему непонятному гонору, он ответил, что это для него не престижно. Тогда специально под него возродили должность начальника технического отдела. Павлов включился в оперативную сетку ответственных по станции (работать по 12 часов раз в 3-4 дня, в т.ч. и по праздникам и выходным, но из дома его ещё не могли вызвать). У него всегда возникала похожая проблема. И в 30 лет незнакомые давали ему 17-18, а кто захочет признавать начальника-пацана. Ему требовалось немного времени, чтобы поставить себя на место. У него в отделе было 4 инженера: одна однокурсница, а другие, вообще, никак не хотели строиться. У него там было мало времени, чтобы заставить себя уважать (не по Пушкину). Основной обязанностью начальника технического отдела было обеспечение безопасности движения от имени начальника станции. В Батайске, на Заречной, на станции Ростов-Главный, в Азове он проводил технические занятия с работниками станции. Отличник был неплохим оратором, а знания так и пёрли у него из головы.

Глава 2. КАРЬЕРА (1995-98гг.) 3.

           По выходным они с друзьями играли в футбол в станционном зале. Иногда к ним подключался батайский зам Витя Ручкин парень, с которым Сергей играл ещё в институте. Когда Павлов начинал приёмщиком, он работал диспетчером, а, когда стал начальником ПКО, его сделали заместителем по технической работе. Они вместе ездили на работу из соседнего города и сблизились, как молодые специалисты. Потом они хорошо будут работать в тандеме: смесь правильной рассудительности и экспансивной бурной деятельности.
           Ручкину было необходимо, чтобы в их сетку дежурных по опорной станции Батайск включился ещё кто-нибудь, и он предложил попробовать Павлову место начальника станции Заречной, но того уже так закрутило, что он ответил: ''Это для меня маловато, вот Азов бы…''. На что получил ответ: ''Вообще ох… после 2-х увольнений''. В 98-м, приехав с Викой с моря, Павлов узнал, что его разыскивает Ручкин. Потом Шеф сказал, что личные отношения его не интересуют, только сугубо профессиональные: ''Потянешь, бери Азов''. Это был и его подход профессионала к делу, а, что потянет, он и не сомневался. Со станции Ростов-Главный его отпустили без вопросов.
           В первый день Шеф повёз непримиримого на своей машине в Азов, по дороге поставив задачи, которые ему предстояло решить. Шеф после двух демаршей хотел присмотреться к бунтарю и назначил его исполняющим обязанности заместителя начальника станции Крамина Юрия Петровича (когда Павлов работал на ПКО, Крамин был диспетчером). Потом Павлова сделали исполняющим обязанности начальника станции Азов (Крамин у него в замах). Раз в 4 дня Ручкин учил исполняющего обязанности быть ответственным по опорной станции Батайск, работать по 12 часов, но из дома уже могли вызвать в Азов или Кулешовку. И, хотя ему за это и не платили, Павлов дежурил с удовольствием. Если раньше у него была цель стать министром МПС, то сейчас он стал думать, что быть начальником опорной станции Батайск гораздо лучше. Он стал подумывать впоследствии заменить Шефа и поэтому был обязан вникнуть во всю работу до тонкостей. Наполеон считал, что со временем станет лучшим приемником Шефа. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом.
           20.11.98 г. Павлов Сергей Сергеевич первый раз достиг пика своей карьеры, его без всяких приставок ио назначили начальником станций Азов и Кулешовка. Это было то место, какое он и хотел занять в 25 лет. Он стал иметь своё мнение, с минимальными последствиями мог послать кого угодно (у него даже было 2 увольнения от Шефа). С тандемом Березюк-Павлов станция Азов была обречена на процветание.
           В далёком прошлом бывший хулиган сразу стал настоящим начальником. У него был склад характера лидера, бешеное стремление к успеху, повышенная работоспособность, природный ум, хорошие ораторские качества, самая большая уверенность в себе. Станция Азов была грузовой, а это и была его специальность. Вопросами безопасности он владел в совершенстве. В Азове был пассажирский отдел, а он пришёл с пассажирской станции. Знал всех ревизоров. Один раз вляпался в нового для себя финансового ревизора, но Шеф прикрыл. Он стал крышей Павлова. Один раз станция Азов случайно наказала чеченскую мафию. А их эмиссар бывший начальник станции Гудермес, а ныне ревизор по безопасности движения соседнего участка, угрожавший неустрашимому расплатой, оказался личным врагом Шефа. Тогда подсадную утку всю обвесили подслушивающей аппаратурой, но кавказец не пришёл (кто-то стукнул). Станция Азов зарабатывала неплохие деньги и решила на свои деньги (без участия администрации, хотя они тоже могли бы войти в долю) сделать в Азове вокзал-мечту, но никого не зарядили (с каких дел) и не вписались в архитектуру. Хоть и с нешуточной битвой с администрацией, вокзал-сказку в Азове сделали при нашем хозяйственнике. Ещё он сделал ремонты в административном здании, товарной конторе и была масса задумок на весну.
           На традиционные осенние осмотры Павлову понадобилась форма. Тогда Князева (у них стали очень хорошие отношения, а сама она стала замом по кадрам) отдала ему форму мужа. Оделся он уже в форму Шефа. Как потом выясниться, у начальника отделения Безрукавенко Владимира Александровича был разговор с приятелем начальником азовского порта Пинкиным по поводу покупки квартиры в Азове начальнику станции. А чуть позже был осмотр начальника СКЖД Плохова. Увидев в Азове огромный и красивый кабинет начальника станции со всеми видами связи, он сказал, что Азов жирует. Станция приносила СКЖД хорошие деньги, а кабинет начальника станции – это лицо дороги. Шеф, чтобы показать, что воспринял слова начальника, потом забрал из Азова часть мебели, хотя имел свой взгляд на эту проблему: его кабинет отправлял отдыхать кабинет начальника дороги. Наверно кабинет Плохова не мог выдержать конкуренцию сразу от двух кабинетов.
           Основной работой в Азове нашего сборщика налогов было выколачивание денег с порта. Крамину они сели на голову, но Павлова уже нужно было снимать со своей головы. Однажды на заседании у зам. начальника СКЖД Сухоручко Сергея Ивановича с представителями Ростовского отделения по поводу нового Узлового соглашения с портом наш весёлый начальник дал всем понять, что отделение не владеет вопросом. Их дело, но работать-то Павлову. Сухоручко позвонил Шефу и сказал, что пацана закрутило, а он вставил молодому по должности, хотя был согласен с ним: работать и ему. Теперь расскажу, как Павлов достиг вершины первого пика карьеры. Как-то на банкете в порту, где присутствовало всё его руководство, Сухоручко, Шеф и будущий шеф, Березюк сказал тост за начальника станции Азов.
           Один раз Павлов заезжал на станцию Ростов-Главный в гости к Т. Парлюк пригласил его в свой кабинет и предложил место своего зама с перспективой стать начальником Ростов-Главный. О чём же он думал, когда у себя имел такую шестёрку, превратившуюся в Азове в единицу? Но на всякий случай он сказал, что подумает: два медведя.

понедельник, 19 июля 2010 г.

Хитрые железнодорожные схемы.

           Статья раздела "Работа" сайта
ОТДЫХАЙТЕ!

           Отрасли оказался не нужен бывший начальник станции, весь свой потенциал реализую в этом сайте, поэтому попытаюсь рассказать его посетителям, что может быть интересно, как железнодорожники зарабатывают деньги помимо неплохой зарплаты и, каким образом хитрованы пытались обмануть железную дорогу. Расскажу только о своём небольшом опыте и о том, что уловил: ничего наверняка не утверждаю, просто повествую.
           После прохождения всего круга сопутствующих профессий в 23 года я стал начальником ПКО (пункта коммерческого осмотра) станции Батайск, в обязанности которого входил осмотр транзитных поездов на предмет обнаружения вагонов, угрожающих сохранности перевозимых грузов. Один раз клиент отправил из Москвы в Краснодар импортную бытовую технику, указав для экономии в документах "Газовые плиты", перевозка которых стоило гораздо дешевле. Но наша горка к "газовым плитам" отнеслась без трепета, случайно сделав из вагона яичницу. Его загнали ко мне на ПКМ (место для устранения коммерческих неисправностей) и вызвали владельца груза. Т.к. мне уже тогда приходилось работать без выходных, а вагон с хозяином пришлось проверять в воскресенье, мне и приёмосдатчице было подарено по электрочайнику. А один раз после напряжённой работу горки за воскресную проверку клиент дал мне пива "Балтика" "сколько сможешь унести". Вот, в принципе, и весь мой "левый заработок" за время работы НПКО. Один раз по наводке злопыхательницы милиция поставила засаду на "расхитителя собственности клиентов", но я ж был до глупости честным. и на краже из вагона картофеля поймали мою приёмосдатчицу, подругу злопыхательницы, что стало для меня полезным открытием.
           Затем я стал заместителем начальника станции Заречная. Тут я смог развернуть торговлю тормозными башмаками. Каждый владелец подъездного пути обязан закреплять вагоны тормозными башмаками, чтобы они "не убегали" на магистральные пути. Я, как ДСЗ, обязан был следить за безопасностью движения и жёстко требовал у клиентов наличия этих башмаков. Половину их стоимости я забирал у путейца за посреднические услуги и особое рвение в вопросах безопасности движения. Так же станция была закрыта для погрузки-выгрузки грузов, но все подъездные пути принадлежали железной дороге. Когда я стал начальником станции, были придуманы договоры, по которым работать с владельцами, которым ставили вагоны на чужой подъездной путь, но ещё не на территории этого предприятия (все пути принадлежали железной дороге). После присоединения к станции Батайск её начальник "по достоинству оценил моё творчество", прикрыв эту лавочку (для него это было ничто).
           Но шеф-таки позвал меня на свою опорную станцию начальником портовой станции Азов. Тут "башмаки" были уже не моим уровнем, но только заправлял собственную машину по талонам, которые клиенты давали моему заму, бывшему начальнику станции за лояльность руководства, но это меня ни к чему не обязывало, официальная зарплата была неплохая. Больше ни в какие схемы я не успел влезть, но всё же чеченская мафия уже пообещала вырезать мою семью: вагоны из Чечни с металлоломом шли в порт составами, а хитрые чеченские отправители решили грузить их до полного наполнения вагона, указывая в документах вес грузоподъёмности вагона, за перевозку которого и платили. А станция Азов пачками составляла коммерческие акты на перегруз вагона даже сверх его грузоподъёмности, отдавая расчёты за груз на откуп грузовладельцев, конечно, не взимая плату за перевозку этого излишка. Такие вагоны легко могли вызвать крушения поездов, да и у станции Азов была большая дополнительная работа по перегонке бабок в карман чёрного дяди. Но один раз у нас сломались весы и по Уставу мы выдали груз согласно документов, т.е. без учёта халявного излишка, невольно наказав этих мудрецов. Тогда чеченский эмиссар приехал и потребовал с меня справку, что груз выдавался без взвешивания, я, когда уловил эту схему, послал его подальше (уже объяснил, к чему эта комбинация ведёт), но, несмотря на угрозы, договорился с ним о встрече в Ростове. К счастью этот "ревизор" оказался давним личным врагом моего шефа, и, когда я ему всё рассказал, транспортная милиция перед нашей встречей повесила на меня жучка, но товарищ на свидание не пришёл: догадываюсь, кто стукнул.
           Но эти все мои потуги заработать детский лепет в сравнении с заработком железнодорожных олигархов. Приведу только одну схему, которую считаю основной. На станцию Батайск в адреса различных клиентов приходит масса цистерн с бензином, который требует реализации. Если клиент не имеет своего подъездного пути, ему требуется место для выгрузки и хранения топлива. Пока бензин не слили цистерны будут стоять на простое (на счетчике). Начальник станции Батайск поначалу как-то решал эту проблему, пока не смекнул, что на сортировочной станции предусмотрена перекачка для устранения коммерческих неисправностей цистерн, подвергшихся горочной обработке, которую можно использовать, как склад временного хранения бензина клиентов, которые не имеют постоянного договора с владельцем подъездного пути. Вообщем, дальше сами домысливайте.
           Я разбился начальником станции Азов через полчаса после сдачи добровольно-принудительного дежурства ответственным замом по опорной станции Батайск на своей машине (служебную не предлагали), какой-то правозащитник из Управы СКЖД взялся доказать, что мою травму можно отнести к производственной, но господин Березюк выиграл у меня (я был ещё в коме) аж 3 суда, объяснив отцу, что из-за производственной травмы станцию могут лишить квартальной премии, пообещав помогать (кг мяса и 1000 р. за 10 лет). При его бабках он мог бы сам платить станции премии каждый месяц, а Березюк посадил человека из своей команды на собесовскую пенсию.
           Но я и тут не сдался: шеф получал мои письма с глобальными идеями, как я могу ещё принести пользу станции, сведя свои концы с концами, но он решил похоронить меня по полной программе, т.е. ему не было никакого дела до, попавшего в беду, своего начальника станции.


______________________________ПАВЛОВ СЕРГЕЙ. 6.05.2009 г.

понедельник, 12 июля 2010 г.

Письмо в РЖД.

           Добрый вечер!
           Случайно натолкнулся на Ваш (уже не наш), где есть обратный адрес, в отличии от СКЖД. Хочу, чтобы молодые люди знали, если они выбрали эту профессию и идут по жизни без лапы, то, если, вдруг, случится беда, то нужно будет карабкаться самим, а магистраль будет пропускать поезда! Это Вам говорит ДС станции Азов, который в 99-м по дороге с дежурства ответственным по опорной станции Батайск разбился на своей, а не служебной машине (было 26 лет) и 9 лет существует на собесовскую пенсию, не получая никакой поддержки от железной дороги, отказавшись от подачек Совета инвалидов станции Батайск (ДС Березюк Н.Н.) в размере 350 рублей в год (не утрирую).

           Я же, блин, не стою с протянутой рукой, но встречаю сплошную стену непонимания. Общался по почте с 3-мя начальниками опорных станций Ростовского отделения СКЖД:

           …

           1.10.2003 г.

           …

           21.10.2003г.

           «Здравствуйте, В. А.!

           ...

           Или же я реально предложил трём опорным станциям X, Z, Y сделать официальные сайты в сети по примеру сайтов спортивных клубов. Я знаю, что это запрещено, но знающие люди с железной дороги подсказали, как можно обойти все эти запреты.

           Убедится в моих профессиональных способностях у Вас была возможность по Узловому соглашению (которое мама до сих пор считает подводной лодкой, которую изобрёл один её больной со средним образованием), а в творческих - по «прикольному» в моём стиле сайту
ОТДЫХАЙТЕ! с книгой о жизни «ОТДЫХАЙТЕ!» (по упоминанию в ней Вашей фамилии Андрей и нашёл меня на свою голову): мы могли бы организовать серьёзный сайт станции Y. Я это предлагал опорным станциям X и Z, где работал почти на всех станциях, входящих в их состав, но мой бывший вечный начальник на это не прореагировал (у меня пока 3 увольнения только со станции X), а П. Г., который обещал заехать на разговор, быстро сняли (не за это). Так, что этот вопрос я хорошенько обдумал: если хотите, могу передать свои соображения? Или же предложите мне любую работу, чтобы я, хоть как-то мог сводить концы с концами, когда мама перестанет работать, а дочку нужно будет выдавать замуж (ей 10)! Жду от Вас какого-нибудь решения по своему вопросу: работа – это счастье и спасение меня, как личности! Я готов абсолютно на любую работу, кроме сортировки почты и наклеивания марок.

__________________________________15.12.2006 г. Павлов С.»

           Кстати, в сайте подробно описал всю историю своей жизни. Только я не обозлился: хочу, когда восстановлюсь, опять работать на железной дороге. Честно говоря, уже не жду реакции, но я не собираюсь в 34 года тихо лежать в гробу, и всеми способами буду искать работу. И это письмо добавлю в сайт, хоть он начал приносить какой-то доход.

___________________________ПАВЛОВ СЕРГЕЙ (+7905..88000) sergey@otdihayte.ru
ОТДЫХАЙТЕ ___________________________7.12.2007 г.