Повесть ОТДЫХАЙТЕ!

среда, 28 июля 2010 г.

Глава 2. КАРЬЕРА (1995-98гг.) 1.

           Абзац Главы 1 повести ОТДЫХАЙТЕ! "ХУЛИГАНИСТЫЙ БОТАН".
           "На 4-м курсе было выездное заседание совета факультета на базе станции Батайск. Здесь Павлов впервые познакомился со своим вечным начальником Березюк Николай Николаевичем (далее Шеф). Шеф был начальником станции Батайск и хозяином базы. Он умел красиво говорить и сказал тост. Уже тогда наш краснодипломник попытался вступить с ним в конкуренцию и, когда подвыпил, ляпнул тост при всех ведущих преподавателях факультета и руководстве станции Батайск. Говорить подвыпившим тосты при большом стечении народа станет его коньком. И, хотя на утро он хочет провалиться под землю, жизнь покажет, что всё шло в жилу. Профессор Иваницкий Николай Михайлович и доцент Макаров Николай Васильевич рекомендовали его Шефу."
           Когда Павлову было 25 лет, Шеф позвал его к себе начальником приличной станции Азов после 2-х шумных увольнений со станции Батайск в течение 3-х лет после окончания института. Шеф – самый крутой мужик на сети (субъективное мнение). Он достигал своих целей жёсткими методами, порой даже излишне, но он всегда добивался своего. В 2000-м году опорную станцию Батайск (Азов в её составе) признали лучшей на сети. Павлову было на кого равняться и с кем конкурировать. Ему льстило, когда его называли маленький Березюк. Но два медведя, как известно, не могут ужиться в одной берлоге. Они постоянно ссорились, но успешно работали в тандеме.
           Своё первое восхождение Павлов начал простым приёмщиком поездов станции Батайск в июле 95-го. Шеф всегда подбирал себе работоспособный штат профессионалов. Его не устраивали должности начальника пункта коммерческого осмотра (ПКО) и заместителя по грузовой и коммерческой работе (ДСЗМ). Как раз, довольно редкая в то время, специализация Павлова, которого решили прокрутить по всему грузовому цеху станции. За 4 месяца он проработал на всех постах ПКО (4), на месте устранения коммерческих неисправностей вагонов (ПКМ), у грузового диспетчера грузового района, в ячейке розыска грузов, в товарной конторе, с начальником грузового района, на всех подъездных путях станции, пока специально для него не вернули должность бригадира ПКО и не посадили в один кабинет с начальницей ПКО, чтобы он учился. Для него месяцы бригадирства были самыми трудными в карьере. Начальница ПКО Нина Ефимовна была неплохой женщиной пенсионного возраста, но молодой пришёл на её место. У Павлова была масса прогрессивных идей (Наполеон отдыхал), другой взгляд на руководство ПКО, он знал, что будет лучше, а у неё к нему было соответствующее отношение. Как раз, он попал на аттестацию и ещё более углубил свои теоретические знания. Сочетание теории с практикой позволили сделать ему начальный рывок.
           И вот, наконец, в апреле 96-го Павлов стал начальником ПКО с 60-ю подчинёнными (в 23 года). Он сразу стал настоящим начальником, сумел поставить себя на нужное место, получил возможность воплотить в жизнь свои идеи и на равных ругаться со смежными службами и подразделениями станции. ПКО перестал быть козлом отпущения. Он до тонкостей вник в работу и написал ''Технологию работы ПКО'' со всеми должностными инструкциями (и своей). Сочинительство стало его хобби. Тогда он любил писать производственные технологии. Один раз он вместо замов написал ''Технологию взаимодействия работников станции со стрелками ВОХР'' и, когда у Шефа возник какой-то вопрос, он спросил: ''Кто писал?''. И тут он себе не изменил и сказал: ''Писатель''.
           У начальника ПКО был огромный кабинет (бывший партком). У него была патологическая страсть к порядку. На всех своих многочисленных рабочих местах он начинал с того, что систематизировал всё наследство, оставленное предшественником. Во время своей первой капитальной ревизии он засунул полное сочинение собраний Ленина на нижнюю полку обратной стороной. Наш антикоммунист был ярым противником этой террористической идеологии. Тогда председатель профсоюзного комитета Князева Ольга Анатольевна, жена Шефа пошутила: ''Придут наши к власти, мы сами тебя туда засунем''. Но наш камикадзе уже ничего не боялся (даже Шефа).
           Нашего друга начало закручивать и у него появилось чувство, которое будет преследовать его почти всю жизнь, что он перерос место, которое занимал (ПКО), и, к тому же, с 1-го курса он никогда так мало не получал, хотя оклад был приличный. Шефу по сокращению штата понадобилось переименовать его из начальников опять в бригадиры, оставив всё остальное на месте. Наша крутышка, конечно, возмутилась, Князева сказала ему неприятную вещь, и он сделал ход конём: перевёлся опять приемщиком поездов (увольняться не мог, т.к. на руках у него был грудной ребёнок). Круто: начальник опять одел желтовку, но через 12 дней уволился по собственному, чтобы, проработав в частной фирме 20 дней, вернуться на железную дорогу.