Повесть ОТДЫХАЙТЕ!

среда, 28 июля 2010 г.

Глава 2. КАРЬЕРА (1995-98гг.) 3.

           По выходным они с друзьями играли в футбол в станционном зале. Иногда к ним подключался батайский зам Витя Ручкин парень, с которым Сергей играл ещё в институте. Когда Павлов начинал приёмщиком, он работал диспетчером, а, когда стал начальником ПКО, его сделали заместителем по технической работе. Они вместе ездили на работу из соседнего города и сблизились, как молодые специалисты. Потом они хорошо будут работать в тандеме: смесь правильной рассудительности и экспансивной бурной деятельности.
           Ручкину было необходимо, чтобы в их сетку дежурных по опорной станции Батайск включился ещё кто-нибудь, и он предложил попробовать Павлову место начальника станции Заречной, но того уже так закрутило, что он ответил: ''Это для меня маловато, вот Азов бы…''. На что получил ответ: ''Вообще ох… после 2-х увольнений''. В 98-м, приехав с Викой с моря, Павлов узнал, что его разыскивает Ручкин. Потом Шеф сказал, что личные отношения его не интересуют, только сугубо профессиональные: ''Потянешь, бери Азов''. Это был и его подход профессионала к делу, а, что потянет, он и не сомневался. Со станции Ростов-Главный его отпустили без вопросов.
           В первый день Шеф повёз непримиримого на своей машине в Азов, по дороге поставив задачи, которые ему предстояло решить. Шеф после двух демаршей хотел присмотреться к бунтарю и назначил его исполняющим обязанности заместителя начальника станции Крамина Юрия Петровича (когда Павлов работал на ПКО, Крамин был диспетчером). Потом Павлова сделали исполняющим обязанности начальника станции Азов (Крамин у него в замах). Раз в 4 дня Ручкин учил исполняющего обязанности быть ответственным по опорной станции Батайск, работать по 12 часов, но из дома уже могли вызвать в Азов или Кулешовку. И, хотя ему за это и не платили, Павлов дежурил с удовольствием. Если раньше у него была цель стать министром МПС, то сейчас он стал думать, что быть начальником опорной станции Батайск гораздо лучше. Он стал подумывать впоследствии заменить Шефа и поэтому был обязан вникнуть во всю работу до тонкостей. Наполеон считал, что со временем станет лучшим приемником Шефа. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом.
           20.11.98 г. Павлов Сергей Сергеевич первый раз достиг пика своей карьеры, его без всяких приставок ио назначили начальником станций Азов и Кулешовка. Это было то место, какое он и хотел занять в 25 лет. Он стал иметь своё мнение, с минимальными последствиями мог послать кого угодно (у него даже было 2 увольнения от Шефа). С тандемом Березюк-Павлов станция Азов была обречена на процветание.
           В далёком прошлом бывший хулиган сразу стал настоящим начальником. У него был склад характера лидера, бешеное стремление к успеху, повышенная работоспособность, природный ум, хорошие ораторские качества, самая большая уверенность в себе. Станция Азов была грузовой, а это и была его специальность. Вопросами безопасности он владел в совершенстве. В Азове был пассажирский отдел, а он пришёл с пассажирской станции. Знал всех ревизоров. Один раз вляпался в нового для себя финансового ревизора, но Шеф прикрыл. Он стал крышей Павлова. Один раз станция Азов случайно наказала чеченскую мафию. А их эмиссар бывший начальник станции Гудермес, а ныне ревизор по безопасности движения соседнего участка, угрожавший неустрашимому расплатой, оказался личным врагом Шефа. Тогда подсадную утку всю обвесили подслушивающей аппаратурой, но кавказец не пришёл (кто-то стукнул). Станция Азов зарабатывала неплохие деньги и решила на свои деньги (без участия администрации, хотя они тоже могли бы войти в долю) сделать в Азове вокзал-мечту, но никого не зарядили (с каких дел) и не вписались в архитектуру. Хоть и с нешуточной битвой с администрацией, вокзал-сказку в Азове сделали при нашем хозяйственнике. Ещё он сделал ремонты в административном здании, товарной конторе и была масса задумок на весну.
           На традиционные осенние осмотры Павлову понадобилась форма. Тогда Князева (у них стали очень хорошие отношения, а сама она стала замом по кадрам) отдала ему форму мужа. Оделся он уже в форму Шефа. Как потом выясниться, у начальника отделения Безрукавенко Владимира Александровича был разговор с приятелем начальником азовского порта Пинкиным по поводу покупки квартиры в Азове начальнику станции. А чуть позже был осмотр начальника СКЖД Плохова. Увидев в Азове огромный и красивый кабинет начальника станции со всеми видами связи, он сказал, что Азов жирует. Станция приносила СКЖД хорошие деньги, а кабинет начальника станции – это лицо дороги. Шеф, чтобы показать, что воспринял слова начальника, потом забрал из Азова часть мебели, хотя имел свой взгляд на эту проблему: его кабинет отправлял отдыхать кабинет начальника дороги. Наверно кабинет Плохова не мог выдержать конкуренцию сразу от двух кабинетов.
           Основной работой в Азове нашего сборщика налогов было выколачивание денег с порта. Крамину они сели на голову, но Павлова уже нужно было снимать со своей головы. Однажды на заседании у зам. начальника СКЖД Сухоручко Сергея Ивановича с представителями Ростовского отделения по поводу нового Узлового соглашения с портом наш весёлый начальник дал всем понять, что отделение не владеет вопросом. Их дело, но работать-то Павлову. Сухоручко позвонил Шефу и сказал, что пацана закрутило, а он вставил молодому по должности, хотя был согласен с ним: работать и ему. Теперь расскажу, как Павлов достиг вершины первого пика карьеры. Как-то на банкете в порту, где присутствовало всё его руководство, Сухоручко, Шеф и будущий шеф, Березюк сказал тост за начальника станции Азов.
           Один раз Павлов заезжал на станцию Ростов-Главный в гости к Т. Парлюк пригласил его в свой кабинет и предложил место своего зама с перспективой стать начальником Ростов-Главный. О чём же он думал, когда у себя имел такую шестёрку, превратившуюся в Азове в единицу? Но на всякий случай он сказал, что подумает: два медведя.