Повесть ОТДЫХАЙТЕ!

понедельник, 11 ноября 2019 г.

В 46 лет пришлось завязать с отпусками - Подспорье жизни после ЧМТ и инсультов

В 46 лет пришлось завязать с отпусками - Подспорье жизни после ЧМТ и инсультов
Статья раздела ЛФК сайта ОТДЫХАЙТЕ! “В 46 лет пришлось завязать с отпусками”.
В 26 лет разбился на своей машине по дороге с работы начальником железнодорожной станции Азов (20 минут после росписи в Книге сдачи дежурств по опорной станции Батайск). Далее присвоили посмертную первую группу инвалидности; помощь оказывали только друзья и родственники (кроме 3-х кг мяса станции Батайск, которая открестилась от меня 3-мя судами с правозащитниками, “доказав”, что травма была непроизводственной). Официально жена ушла почти сразу (до аварии мы уже не жили вместе), отец умер через 3 года, вся нагрузка по моей реабилитации легла на маму. Через 2 года после автокатастрофы поехали с мамой на поезде в Адлер. В Ростове ещё встречал-провожал отец с медсестрой, с которой я тогда встречался, в Адлере – родственники, которые и подыскали нам квартиру недалеко от пляжа. Тогда мы ещё не додумались до спасательного жилета, поэтому к купанию красного коня привлекалось полгорода.
С 30 до 40 лет я сначала с мамой и женщинами, а потом только с женщинами каждый год ездил в Адлер, менять монотонную работу по восстановлению здоровья дома на более приятные вещи, хотя и не менее полезные. Так как я пока плохо хожу и говорю мне требуется сопровождение для поездок на море. Сначала же я был совсем убогий, даже свою первую медсестру увидел, когда после комы тужился на большой утке, как жаба в брачный период, поэтому мог путешествовать только с мамой. Частенько к нам подтягивались различные женщины, мама уходила жить к родственникам на гору, но время идёт неизбежно быстро: мама вышла на пенсию, а путешествия для неё стали невозможны. Трижды я ездил в Адлер с Алёной, с которой тогда встречался, два раза – с Юлей, а в этом году она поехала к сестре в Испанию, и я не смог найти себе спутницу для поездки на море.
Раньше у меня не было проблем с поиском женщины, даже в этом убогом состоянии. Во время медсестры даже не было компьютера, следовательно, и моего сайта, ещё не успел написать книгу о своей жизни ОТДЫХАЙТЕ! Познакомился с ней в больнице, в которой периодически лежал несколько лет, сначала мой внутренний мир она узнавала из записей в тетрадях, которые я ей писал (потом привыкла и к речи). Но после этого я со своим мировоззрением появился в сети, где до недавнего времени без проблем знакомился с женщинами. Но в последнее время повзрослел, взялся за серьёзные вещи в жизни (помощь людям в восстановлении после ЧМТ и инсультов) и перестал причёсывать девушек в сети. В итоге, срывается весь алгоритм восстановления: даже раз в год некого повезти (в финансовом смысле) в Адлер, чтобы подзарядится энергией на весь год.
А, может, некоторые женщины не знают, как классно можно отдохнуть даже сопровождающим не урода и не импотента, с которым можно остаться и просто компаньоном (один год Юле это даже удалось). В Ростове встречают-провожают на фирменный поезд кум и сестра, в Адлере – хозяева домика у пляжа, который я каждый год снимаю. Только нужно нам готовить из полуфабрикатов на хозяйской кухне, магазины рядом, до пляжа я иду сам, как и плаваю в море в жилете (“Сейчас я плаваю в спасательном жилете, мама помогает заходить и выходить из воды, но на пляже были две тёлочки из Тюмени, поэтому я сам отважно ринулся в волны, преодолев отчаянное сопротивление которых, начал плавать недалеко от берега, слыша пронзительные вопли мамы на берегу (меня оказывается, по её словам, несло на буну...)”). Единственное неудобство – отсутствие вечерней программы (только прогулки под луной, телевизор и секс, кому интересен этот вопрос), но зато всё оплачиваю я сам. Когда привыкаешь к моей речи, жизнь кажется не такой грустной.
Спустя 20 лет я почувствовал, что нахожусь на рубеже чего-то грандиозного: хочется погулять по городу, а не только району, где не нужно переходить оживлённые проспекты, и все отморозки уже совершили свои нападения, но нет заинтересованной женщины. Даже в 46 лет жизнь ещё не закончилась, и я верю, что совсем скоро напишу статью об открытии очередного дыхания, связанного с появлением в моей жизни прекрасной женщины. И в следующем году мы поедем отдыхать пока только в Адлер

среда, 6 ноября 2019 г.

Играли мы в футбол и на вокзале Ростов-Главный - Подспорье жизни после ЧМТ и инсультов

Играли мы в футбол и на вокзале Ростов-Главный - Подспорье жизни после ЧМТ и инсультов

          Публицистическая статья сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/)
“Играли мы в футбол и на вокзале Ростов-Главный”.
       
Где в наше время проводятся всероссийские диктанты (играли в конце 90-х). За 2.5
года своей бурной карьеры после отличного окончания железнодорожного ВУЗа и до
того, как разбился на машине начальником портовой станции Азов, успел поработать
во многих местах Ростовского Отделения СКЖД. В 97-98-м трудился начальником
техотдела станции Ростов-Главный, куда меня звали замом уже из Азова, где входил
в сетку руководства ответственных по опорной станции (по дороге с дежурства
таким ответственным, но по опорной станции Батайск, я и разбился, после чего
станция сделала вид, что меня не знает и 3-мя судами уложила на собесовскую
пенсию). Так на последнем этаже здания вокзала станции Ростов-Главный находится
спортивный зал, в котором во время моих дежурств в выходные мы играли в футбол.
В основном, мои друзья, но играли и ростовский зам Владимир Петрович Пудов, и
даже батайский Виктор Иванович Ручкин (позже начальник станции Ростов-Западный).
С замами у меня были приятельские отношения.
     
В зале не было телефона, поэтому включал там рацию для связи с дежурной по
станции (через неё (Губа, Дудка, Рогожкина) или него (Пичугин) меня могло найти
и высшее руководство). Начальником станции в то время был Парлюк Геннадий
Павлович, с которым у меня сложились отличные профессиональные отношения, но он
в футбол с нами не играл. Это было единственное место моей работы, где можно
было поиграть в футбол: в основном, всё ограничивалось саунами с качалками.
“Когда
я работал на Заречной, то с её начальником Вячеславом Грибановым и начальником
службы движения СКЖД (позже был главным инженером и первым замом начальника
СКЖД) Вадимом Жуковым отмечали проверку последним станции в сауне элеватора.
Когда я был уже готовальня, то решил впервые в жизни сыграть в бильярд и,
конечно, проткнул кием стол”. После входа Заречной в опорную станцию
Батайск, пока Грибанов искал себе новую работу я стал ДСом станции Заречной.
Тогда на селекторных совещаниях в НОД1 и познакомился с будущим начальником
Ростов-Главный Парлюк.
     
Футбол сыграл важную роль в моей быстротечной карьере. Ещё играл за сборную
факультета УПП (Управление Процессами Перевозок) с Витей Ручкиным (я на 1-м
курсе, он на 4-м). Потом мы сблизились во время работы в Батайске (я был НПКО,
он – замом по технической работе), я приглашал его поиграть на Ростов-Главный, а
он меня – на школьное футбольное поле на Западном, где он жил, в итоге, когда он
ещё был замом в Батайске, ему был нужен надёжный человек, который включился бы в
сетку ответственных по опорной станции Батайск, и он предложил мою кандидатуру
на должность начальника станции Азов, хотя к тому времени у меня было два шумных
увольнения с её опорной станции. Третье даже более шумное с 3-мя судами с
правозащитниками (я был в коме (в прямом смысле) не заставило себя долго ждать:
по собесовской инвалидности.
     
И теперь СКЖД даже не сделает мне бесплатный проезд с сопровождающим раз в год в
Адлер и обратно, где я восстанавливаю своё здоровье. В частном секторе
(санаторий на море собесовскому инвалиду первой группы может только сниться), а,
следовательно, за билеты приходиться платить нехилые бабки (поезд нужен только
местный, потому что в проходящие я не успеваю садиться). Билеты были бы
бесплатными, если бы я официально ехал на лечение. Хотя, может, это всё пустое:
уже в этом году не с кем было поехать в Адлер, хотя верю в лучшее.