Повесть ОТДЫХАЙТЕ!

суббота, 27 ноября 2010 г.

Разочарования (без женщин). 2002-й год

           Повести ОТДЫХАЙТЕ!

           2002-й стал годом утраты любви, отдыха от женщин, Великого прорыва, потери веры в бога, смерти отца, свадьбы сестры, поездки в санаторий в Вёшки, забвения, дружбы с Ветой, отказа от утки. А этот год начался супернеудачно. 1.01 приехала Л и приплела гнилую отмазку, почему она не будет присутствовать на Дне рождение своего любовника. Ещё никогда ему не приходилось объяснять друзьям, почему он без женщины. И к его речи нужно было привыкнуть по трезвому. 1.01 днём заходили друзья из двора Шурик и Андрей, а вечером его компания: Макс, Жорик с молодой женой, Вадик с невестой, Лёшик Ноздрин и Андрей Щетковский (Дрон). Все подвыпили и слабо понимали его речь. Так получилось, что потом они не встречались 10 месяцев. Но тогда друзья позволили пережить нашему горе-любовнику страшнейшее разочарование.
           10.01 приехала Л и сказала: ''Концерт окончен, больше встречаться не будем''. Для Сергея это было самым сокрушительным ударом: он жил только ею полтора года. Только потом стала ясна причина. Она была старше на 3 года, и у неё не было времени ждать лучшего мужа ещё 3. Вот так наш Казанова с неинвалидной потенцией остался на год без женщины. Как-то он остался голодный дома, пошёл на кухню за едой, упал и поломал руку. С Аллой он ударно позанимался зиму, но у неё в начале весны случился микроинсульт, и восстановление речи отложилось. Тогда пройти весь этот ад Сергею помогла вера в бога. В феврале приятель ещё 3 раза свозил его в церковь. Павлов искренне верил, что, когда будет 7, то его инвалидность отправится отдыхать.
           Но пора уже было продолжать собственную деятельность. В апреле Павлов лёг в больницу. Как-то они с мамой ходили на какое-то обследование. Там заведующая отделением диагностики Анжелика Александровна (для своих Юля) предложили ему попробовать компьютер, а Серый пригласил её в гости в палату. Юля была его одногодка, два раза разведена, но детей не имеет. Она была бывшей женой главного врача, который подбивал под неё клинья. Юля стала каждый день навещать больного и 3 раза брала домой первый вариант его биографии. Потом она 2 раза приходила к нему домой. Главный вызывал маму и Любарского и спрашивал, нет ли у него тазовых нарушений, и не может ли он чем-нибудь помочь. Светлана Петровна его недолюбливала и ответила: ''Нарушений нет и с потенцией всё нормально'' (его бывшая жена выглядела крайне аппетитно). Вся больница отдохнула. Тогда он уже сам гулял по коридору, но это ещё наводило панику на медсестёр потому, что наш неваляшка иногда падал.
           В мае с Аллой стала приходить её внучка Вета студентка пединститута. Она иногда занималась с Сергеем по материалам бабушки. Вета быстро привыкла к речи нашего бывшего оратора и наладила контакт с Лизкой. Она любила детей и подрабатывала с бабушкой в школе слабослышащих. Сергей, конечно, увлёкся ей, но немного опоздал: у неё уже был парень. В лучшие годы он не обратил бы на него внимания, но после аварии утратил мобильность, и они стали друзьями. Во 2-м году Вета стала единственным другом Сергея, с кем он мог делиться жизнью, кто к нему приходил, а он уже без проблем открывал ей дверь. Она была молоденькая, довольно симпатичная и понимала его юмор. У них были отношения на равных, без всякого снисхождения на болезнь. Вета полностью понимала его речь, они даже разговаривали по телефону.
           Знакомство с Ветой совпало с началом Великого прорыва. В середине мая наш борец ходил во дворе сам 2 круга, причём через неровные места мать проводила его за руку (четверть пути). 24.05 он начал ходить 2 круга чисто сам и что-то случилось: если раньше каждый выход на улицу стоил ему нечеловеческих усилий, то сейчас это стало приятной работой. Он стал ходить где-то в 2 раза быстрее. Мышцы уставали, как после футбола, а уже не вся нервная система. К концу года он уже сам ходил во дворе 5 кругов, причём мать бегала рядом для собственного спокойствия. Сергей уже успел достаточно попадать и украсить себя, как настоящий мужчина. Павлов всегда хотел избавиться от главного инвалидного прибамбаса – малой утки. В июне он ввёл в физический комплекс один раз в день не пользоваться гуской (не в постель), а в августе отвёз птицу в деревню, пока там не построили туалет в доме.
           Летом Сергей потерял веру в бога. Восстановление шло медленно, как и должно было быть, он попал в инвалидную блокаду. Всё сплошные законы природы и человеческих отношений. У него было конкретное пятнышко на мозге, а руки и ноги вдруг не отрастали, какая б у тебя вера не была. Он понял, что надеяться можно только на себя и маму, а не на хорошего боженьку. В цвете изменения мировоззрения он решил с Ветой отметить пивом год без пива (выдержал на мужика). После этого он стал немного выпивать в компаниях и культурно ругаться матом.
           Мама через собес пробила две путёвки в санаторий в Вёшки. Он везде ходил сам, никто даже подумать не мог про инвалидную тележку. Все давали ему 17-18 лет в его почти 30. Наш Казанова по привычке волочился за каждой юбкой, но уже утратил мобильность, и одного срока ему не хватило, хотя он не был обойдён вниманием девочек. Но Сергей плохо говорил, тогда ещё не написал ''ОТДЫХАЙТЕ!'' и все кошечки знали о нём только по слухам. В 2003-м году он поедет туда ещё и обязательно найдёт себе королеву.
           Через неделю после Вёшек во сне от сердечного приступа умер отец. Они с сыном не ладили, поэтому в книге о нём почти ничего нет. Жаль было другую его часть – маму. Сначала сын, на которого возлагались большие надежды, потом у дочери Марины возникли проблемы со свадьбой, а теперь и муж. Светлана Петровна перенесла 2 операции по удалению камней (одну сложную).
           9.11 сестра Марина вышла замуж за Рому. Наш Васильев традиционно танцевал на свадьбе в ресторане со своей сестрой из Адлера Юлей. Марина была копией брата: умная, целеустремлённая, по характеру лидер, всегда добивалась своих целей, но не такая зацикленная на достижение главной цели, как братишка. Лизка на детских фотографиях не могла отличить себя от неё. Марина легко могла разговаривать с братом.
           11.11 Павлов 8-й раз лёг в больницу. На него уже не обращало внимания руководство отделения, когда он сам гулял по коридору. В больнице он тогда впервые не пользовался уткой. Заведующая отделением Орлова Светлана Петровна вызывала Сергея к себе и сказала, что восстановление идёт с опережением обычного графика. И это неудивительно: она ещё помнила немого после амнезии в тележке. Наш кобелёк традиционно не давал девочкам прохода, но снаряд два раза в одну воронку не попадает. Все кошечки уже понимали его примитивную речь. Ему уже недолго оставалось ждать свою Богиню.
           16.12 было 3 года занятия с Аллой. Она считала свою задачу выполненной: в быту он уже мог разговаривать, учитывая то, что была полная потеря речи, но Павлов максималист: он думал, что просто обязан стать лучшим оратором, поэтому Сергей хотел продолжить занятия до победного конца. Он уже не автоматизировал отдельный звук, а оттачивал всю речь целиком. На бытовом уровне он уже мог общаться даже с незнакомыми. Маме из-за операций нельзя было поднимать тяжести, и он сделал ход конём, который планировал на отдалённую перспективу: при прогулках во дворе полностью отказался от рук матери, т.е. сам спускался, ходил 4 круга и сам поднимался. Светлана Петровна бегала вокруг, чтобы не получить инфаркт: сыночка уже успел несколько раз проверить на прочность асфальт на улице и поломать всё в квартире, в которой наш камикадзе в конце года просил её посидеть на кухне, пока он сходит в туалет и ванну.
           2002-й год оказался в плане восстановления очень удачным, но с другой стороны одиночество. Было бы здоровье, а остальное будет.