Повесть ОТДЫХАЙТЕ!

вторник, 30 ноября 2010 г.

Юля. 2004-й год

           Повести ОТДЫХАЙТЕ!



           Это будет год новых друзей, найденных с помощью сайта, годом всеобъемлющего общения в сети, полной программы восстановления.
           На День рождение опять собрались друзья с жёнами из двух компаний Сергея. Друзья уже считали традицией 1-го января приходить к нему на День рождение. А в начале января ему написала поклонница его жизненного пути, как она сама сказала. Женя была молодой, но замужней служащей банка. В этом году она много будет помогать в осуществлении идей Сергея по выходу на работу уже в то время. Зима традиционно проходила под знаком ударных занятий с логопедом, а на улице не было снега, и Сергей в конце января находился на пике физической формы, т.е. восстановление принимало поступательную, а не периодическую тенденцию. Друзья детства сдержали своё слово и подарили на полдня Олю. И она только устала от своей нелёгкой работы, а не умерла от истощения (Сергей всё время интересовался, ещё жива?), Они и мило по-человечески пообщались, в перерывах она прочитала ''ОТДЫХАЙТЕ!'', сбылась его розовая мечта и долбаный организм решил свою проблему.
           Ещё в январе Сергею написала молодая, но замужняя служащая банка, которая в этом году много будет помогать в его стремлении выйти на работу. Женя связалась с женой Шефа, тогда и выяснился злостный обман Педуна: в Батайске ничего не знали о предложении Павлова. Женя отправила им заказным письмом (уведомление о доставке поступило) письма и ''ОТДЫХАЙТЕ!'', но Шефу оказался глубоко по хер какой-то инвалид, хотя идея была глобальная (всё было продуманно и даже найдены компаньоны). Но Павлов уже свыкся с мыслью, что железной дороге он уже не нужен: спасение было в быстрейшем восстановлении. На Сергея нашло прозрение, когда он посмотрел фильм ''Страна глухих'': даже глухие становятся крутыми (Алла была из школы глухих детей), а физические кондиции быстро восстанавливались. Если не на железной дороге, то с такой светлой головой и красным дипломом технического института он не сомневался, что ещё кем-то будет. Идеи косяками приходили даже в инвалидности.
           По сайту пишут очень много чаек, ищущих в сети готовенького принца и не ознакомивших с самой сутью книги, а нет, чтобы задать себе вопрос: какой крутой мужик в 31 год займётся сочинительством сайтов и ведением обширной переписки в сети, если у него всё в порядке со здоровьем (не с головой)? Но у Павлова были и настоящие поклонницы, которым он нравился за саму суть, а не временную, ненавистную ему самому, инвалидную оболочку.
           В марте от рака лимфоузлов умер Антон Макаров приятель Сергея, который к нему регулярно заходил, тренер Лизки по большому теннису, но Лизка продолжила тренироваться у другого тренера так, что дочь попадала в руки своего папаши уже не сырым материалом. А в апреле Павлов 11-й раз лёг в больницу. Своим весёлым ржанием он опять будил от болезненной спячки всё отделение. В соседней палате у деда на почве постоянного алкоголизма съехала крыша: проснувшись ночью, он потерял ориентацию (не в том смысле) и наложил кучу соседу возле кровати. Мама Сергея психиатр этой больницы, поэтому он знал эту историю в подробностях. Каждый день он звал постовую сестру: ''Алима, у меня живот болит, отведи меня в туалет'' (хотя прекрасно мог ходить сам). А своему новому приятелю чернобыльцу Николаю, единственному соседу по палате всё время напоминал: ''Ты ещё не забыл, где туалет?''. На ЛФК пришёл больной и начал рассказывать, как он занимается дома: ''Ложусь на кровать, снимаю штаны…'', а Сергей спросил у Лены пассивной гимнастки: ''Это ты его научила?''. Заведующая Светлана Петровна отметила явные улучшения, да и у пухленьких медсестёр появилась конкуренция, кого он похлопает по попке. В этот раз в больнице был прочитан ''Идиот'' Достоевского и пьесы Чехова. Сестра окончательно ушла жить к своему мужу и в этот раз Павловы уже никого не просили и добирались до больницы на такси.
           Потом после посещения сайта Сергею написала служащая банка из Москвы Юля. Она была женщиной в его стиле: старше, разведённая, с дочкой-школьницей. Отношения у них начали складываться стремительно и уже на майские Юля приехала в Ростов в гости. У неё сложились прекрасные отношения с мамой и Лизкой, а Сергей не только из писем узнал, что он ещё вполне нормальный мужик. Юле очень понравились её каникулы.
           А в середине мая начались чудеса. Из деревни привезли палочку Сергея, и начался завершающий процесс ухода от этой голимости. Он начал гулять во дворе, используя палку только, как страховку, но мама сопровождала сыночка уже на почтительном расстоянии. На 3-й день решили вообще при прогулках во дворе отказаться от палки: Светлана Петровна теперь могла только помочь сыну подняться, если он, вдруг, вздумал бы упасть, хотя перед прогулкой он и не пил. А по выходным Павлов, пока с палкой и в сопровождении матери, тренировался ходить в магазин. Окончательной целью этой комбинации было, чтобы осенью Сергей сам ходил в магазины. Алла не давала автоматизировать последний звук, потому что непосредственно после его освоения препятствий к нормальной речи не было. В середине мая этот звук был дан, отменён весь прежний материал и резко сокращенно количество занятий. В самом конце мая ''ОТДЫХАЙТЕ!'' прочитала Эля (работала преподавателем в колледже), женщина, которая действительно стала его старшей сестрой. Она приходила в гости и у них появились настоящие дружеские отношения.
           А 16.06 они вместе с Юлей отметили 2 месяца её первого письма Сергею. За это время она 2 раза приезжала к нему из Москвы, успели поругаться из-за традиционной сексуальной интрижки (Катю не разочаровали чувство юмора и внешние данные ''самого Казановы'', но пока его рейтинг, как главы семейства, что её больше всего интересовало, неуклонно стремился к нулю и больше они не встречались), но у них было полное взаимопонимание и он чувствовал и без слов, что ещё нормальный мужик, хоть пока и на пенсии. Из-за речи в общении у них почти не было проблем. И здоровье на удивление быстро начало поправляться.
           За год существования сайт собрал свыше 1700 посещений, у Павлова появилось множество поклонниц, а все злопыхатели и безразличные отправились отдыхать по полной программе. Друзья очень помогали. Лёшик увлёкся работой над созданием сайта, помогал ему с компьютером, с покупкой нового модема и мобильника. Теперь при любом раскладе Сергей не будет оторван от общения с миром. Оказалось, что его друг Шурик, узнавший, что в этом году просто необходимо получить полную программу лечения, не шутил, когда говорил, что путёвка в санаторий в Вёшки, по которой глумились завтраками 2 года, у него уже в кармане: с 1.07 неожиданно дали путёвки на 3 недели в Вёшки. А другой друг Андрей сказал, что без проблем отвезёт туда (7 часов на автобусе). В 4-м году Сергей получал полную лечебную программу (ещё в сентябре Адлер).
           Лечение в санатории выдалось на славу. Сергей там уже стал своим, как и в больнице. Одних массажей в день было два. 3 недели Павлов занимался исключительно восстановлением себя: за юбками пропала необходимость бегать. Чувствовался разительный прогресс со 2-м годом: некоторые считали, что нужен ещё один санаторий. Только шестёрка-официант повёл себя по отношению к Светлане Петровне, как к матери инвалида (его держали для обслуживания представительных делегаций). Сергею пришлось поставить его на место: 2 раза на всю столовую: ''Эй!'' с щёлканьем пальцами, но этот поступок поняли только крутые армяне, которые начали здороваться за руку, а в столовой было организованно специальное обслуживание. Благодаря смскам, Павлов не был оторван от мира и не скучал. Обратно домчал на новой иномарке другой друг Пахан. По приезду занятия с Аллой показали, что месяц самостоятельных занятий речью не только не откинул назад, но и позволил выйти на последний уровень: были даны тексты для чеканки самой картины речи, а не автоматизации отдельных звуков.
           В августе была страшная жара, и Сергей во двор мог выходить редко: были усиленные занятия с Аллой. А в начале сентября Павлов попросил Женю позвонить на станцию Ростов-Главный, но Загребина уже сняли, а нового начальника, который не был знаком с его способностями, предложение инвалида не заинтересовало. Тогда он вспомнил родную станцию, с которой имел только 3 увольнения: Женей было отослано письмо Березюк, который прекрасно был знаком с талантом ''писателя'', но самое грубое было только: «Засуньте себе те 300 рублей в год, которые мне кидает совет инвалидов станции Батайск''. Тем самым Павлов хотел поставить жирную точку на отношениях с этой монополией. Но в жизни нашего героя частенько встречаются самые неожиданные вещи. На этот сайт набрёл его одногруппник Андрей Безрукавенко, с которым в студенческие годы у Сергея были тёплые отношения. Как-то Андрей к нему заходил, но Павлов лежал в больнице, а потом он и сам попал в реанимацию, и связь у них прервалась. Безрукавенко залпом прочитал «ОТДЫХАЙТЕ!» и был ознакомлен со всеми идеями нашего Наполеона. Отец Андрея Владимир Александрович, который в своё время встречался с Сергеем по работе, стал начальником опорной станции Ростов-Товарный.
           В сентябре они с мамой поехали на 9 дней в Адлер. Сергей много плавал в жилете. Опять же он не был таким озабоченным и думал только о восстановлении, полную программу которого, наконец, он получал в этом году. Традиционно на отдыхе пришла мысль о жизни. Главное в человеке не внешняя оболочка, а сама его суть. Можно жить полноценной жизнью и с некоторыми физическими ограничениями. А работу можно найти и в инвалидности. Женщина Таня со сложной судьбой ''наревелась'' над ''ОТДЫХАЙТЕ!'', но он же счастлив тем, что отправляет на отдых врачей-провидцев, которые уже его похоронили и оплакивать его ещё рано.
           Павлов купил веб-камеру и в сайте, возможно скоро появятся его свежие фотографии и даже видеоролик. Снимки получаются не такие дауноподобные, как были на паспорт в ателье.
           Октябрь был отмечен целым рядом важных событий. Андрей Безрукавенко (Дюха) стал частенько заходить к Сергею, о чём был в курсе его отец. Павлову необходимо было пойти навстречу при оформлении инвалида и организации его работы на железной дороге, а этому делу он посвятил всю жизнь и был профессионалом в этой области. На Ростов-Товарный собирались заключить с Павловым договор, а то ему не давали жить лавры Лёни Голубкова. И с Лёшиком были сделаны некоторые вложения в сайт, чтобы уйти с любительского варианта с планами в перспективе, наконец, заработать и на сайте. Алла передала ученику все свои знания, теперь оставался вопрос общего восстановления: было решено с ноября перейти на факультативные занятия с ней раз в неделю для общих методических указаний (по телефону примитивно уже мог говорить) и, чтобы не терять связь: машину-то после аварии он уже водил. При прогулках во дворе Светлана Петровна бежала по палисаднику параллельно маршруту сына. От походов с палкой в магазин он решил отказаться: всё придёт со временем, и незачем было навязывать прогресс.
           В ноябре сразу случилось несколько важных событий. Тихо и мирно без взаимных упрёков и оскорблений была прекращена любовная переписка с Юлей. Из-за грандиозного скандала с матерью дрищипопки Ани, переписывавшейся несколько лет с Сергеем, покровительницей которой была Алла, с «логопедом» пришлось расстаться, и возник вопрос: могла ли настолько речь восстановиться не от постоянных занятий, а от заживления рубцов на мозге? Тому ли Сергей верил 5 лет жизни?
           Все предложения легли на стол начальника опорной станции Ростов-Товарный, у которого, правда, случился инфаркт, но это только было очередной задержкой перед родами.
           В самом конце ноября Сергей 12-й раз лёг в больницу и, как раз во время: до наступления гололёда он с минимальным сопровождением проходил по двору. В тот раз в больнице были все необходимые препараты, и на лекарства не пришлось тратиться.
           Декабрь вообще обещает стать поворотным в судьбе нашего героя. До сих пор была надежда только на время и собственные силы, но неожиданно появилась надежда и на медицину. Сергей со Светланой Петровной и раньше слышали про стволовые клетки, но что-то конкретное им не удавалось узнать. А тут заведующая отделением тоже Светлана Петровна Орлова проконсультировала, что стоит попробовать, и навела на сайт, который нашёл Дюха. Павловы с ним внимательно ознакомились, и тут в больнице встретилась одна больная, сказавшая конкретно, к кому обратиться. По совпадению это оказался тот врач, который не побоялся пойти на эксперимент и вывел Сергея из комы. Т.к. он был сокурсником матери Сергея, вопрос о пересадке клеток решился очень быстро, но этим вопросом занималась московская клиника: деньги на пересадку нашлись сразу, и уже в декабре была намечена операция. Полное восстановление не гарантировалось, но положительные сдвижки после аварий уже были, тем более на железной дороге могли и не заметить, что рядом работает Даун. А до этого Сергей отлежал в своей больнице. Тут был замечен разительный прогресс по сравнению с предыдущим, ещё и на волне эмоций в преддверии пересадки. В этот раз Сергей остепенился: наконец, ему перестали туманить глаза ножки и попки сестричек.
           Пересадка клеток была перенесена на январь, но Сергей весь не полагался на медицину: спасение своё видел в выходе на работу по своей непосредственной специальности. Он же не просто вышел погулять по путям. Здоровье, конечно, главное, но Березюк, который выкинул его на обочину жизни, не должен был спокойно умереть в роскоши. Дюха сказал, что необязательно становиться голубым, чтобы поиметь его во всех позициях. Хоть Москва забрала у станций собственные счета, Ростов-Товарный занималась вопросом, чтобы Павлов уже имел бы возможность работать за железную дорогу.
           2004-й стал счастливым годом, позволившим в 2005-м году начать последнюю главу первой части «ОТДЫХАЙТЕ!»: «Победа» (машину-то после аварии он уже водил и неизвестно, сколько частей будет иметь книга). Наконец, была получена полная программа восстановления, но даже это уже стало неглавным. Сайт, в который были сделаны некоторые вложения, оказался источником нормальной жизни. Дюха, который вышел на него по имени отца, раньше был одногруппником и хорошим приятелем Сергея, стал его другом: из переписки они узнали похожую суть друг друга. Дюха рассказывал об устремлениях Павлова отцу начальнику опорной станции Ростов-Товарный, и там собирались пойти навстречу в организации работы на железной дороге мужичка, который не проходил медкомиссию. По сайту стали появляться нормальные женщины, позволившие забыть до следующей аварии слово ''проститутка'' и просто сёстры, которым была интересна судьба типичного русского мужчины.
           В сайте Лёшиком был помещён ряд коммерческих комбинаций, чтобы окупить вложения в сайт. И, хотя Павлов считал, что посетительницы сайта даже не будут посещать ссылки, процент от сделок с которых или же от простых посещений они собирались иметь, Лёня Голубков не спал бы спокойно в своей могиле. Ещё 2004-й стал годом всех средств связи, которая стала для Сергея жизненно важной.