Повесть ОТДЫХАЙТЕ!

среда, 1 декабря 2010 г.

ПОБЕДА

           Глава 5 повести ОТДЫХАЙТЕ!


           Борьба за выживание, похоже, заканчивалась, начиналась нормальная жизнь. Эта глава носит такое название, потому что Сергей после крайне пессимистического прогноза врачей смог-таки вернуться к нормальной жизни, от ощущения себя трупом в постели с первой женщиной после аварии не осталось и следа, открылось огромное окно для претворения в жизнь всех его громадных планов (уже с учётом аварии), хотя в 4-й главе он только радовался, что ещё имеет возможность существовать, отправляя некоторых отдыхать всего лишь фактом своей жизни. Суть его болезни заключалась не в психологии и не в неумении пахать над собственным восстановлением (этого добра было у него в избытке), а в банальном реальном пятнышке на мозге (когда он о нём забывал и начинал жить на автомате, на физии появлялась ещё одна ссадина), но, судя по прогрессу, который был достигнут, предел восстановления ещё далеко не был реализован полностью, всё делалось правильно, нужно продолжать пахоту над собой.


           Где зарыто счастье Сергея. 2005-й год.


           В этом году Павлов собирался вернуться к работе на железной дороге, а, может, и к полноценной жизни с минимальными физическими ограничениями. На День рождение по традиции собралось очень много гостей (теперь из смсок они могли узнать, что он ещё живой). Друзья детства сначала хотели подарить маленький телевизор в больницу, но больницы уже не входили в планы Сергея и они подарили хороший телефон.
           В январе Павловы 2 раза съездили в больницы для обследования и сдачи анализов в преддверии вживления стволовых клеток, а 2.02 эту процедуру сделали амбулаторно. Врач сказал, что физкультурой нужно будет указать путь новым прорастающим клеткам мозга: Сергеем полный физический комплекс был разработан ещё в начале января. Какие ещё могли быть профессионалы в вопросе его восстановления, когда он уже седьмой год занимался в основном только этим вопросом и знал все особенности восприятия физических нагрузок собственным организмом (профессора отдыхали)? Он увидел смысл в том, чтобы опять делать себя, поэтому муравьи снова начали отдыхать. Из 5-и лет занятий речью он вынес только одну серию упражнений для указания пути клеткам артикуляционного аппарата. Всё это время он верил ложным идеалам, думал, что напряжённой работой можно восстановить и речь, постоянно цепляясь (и финансово) за "логопеда".
           Хоть врачом было рекомендовано начинать делать физкультуру через 2 недели после вживления (''тогда будет меньше спазм''), выполнение физического комплекса в полном объёме началось уже на следующий день (а, что 6 лет он искал лёгкой жизни?). Врач не обманул: за время, когда ещё мешал жестокий спазм, Сергей удвоил количество физических упражнений, и его рвение в работе над собой стало ещё больше (и такое возможно). Физическая форма набиралась прямо на глазах, но из-за сугробов нельзя было проверить, изменилась ли что-нибудь в ходьбе по двору. Без проблем было принято решение отказаться от любого алкоголя до поездки осенью в Адлер. В связи с новым законом не стало проблем с получением путёвок в Вёшки, и было принято кардинальное решение: перейти на лёжку в больнице раз в год (в ноябре или в декабре), а весной ехать в санаторий. Даже в случае восстановления один раз в год нужно было прокалывать, поддерживающие работу организма, препараты. Начальник станции Ростов-Товарный лёг в больницу, поэтому без проблем можно было заниматься только вопросом своего восстановления.
           На конец марта пришлось очередное осознание хода своей болезни. Как и обещали, стволовые клетки дали незначительное улучшение здоровья (''Какое-то улучшение будет''), но эта процедура показала, что себя ещё можно делать, какие-то ходы могут вызывать улучшения, и Павлов в работе над собой опять обрёл смысл жизни. Сергей начал пахать над собственным восстановлением с бешеной энергией. Ещё он осознал всю тупость занятий с ''логопедом'' и неэффективность залегания в больнице 2 раза в год: в домашних условиях физический комплекс делался гораздо продуктивнее, а на химию внутривенно хватит и одного раза, тем более Павловы внутримышечно и в таблетках пробовали громадное количество препаратов.
           В апреле-мае Андрей-Пахан с другом Вовой отвозили-привозили Павловых в санаторий в Вёшках. Это был уже третий раз, их знала каждая собака, поэтому всё было самое лучшее. Как обычно на отдыхе, Сергею в голову пришли глобальные мысли о своей жизни: зачем отдавать все силы восстановлению, если это и голимая медицина не очень-то помогают, когда можно быть счастливым и с физическими ограничениями. Он ждал, что в мае решится вопрос по его работе на железной дороге, материальных и жилищных проблем не было, и Сергей был уже не мальчиком, чтобы огорчаться по поводу невозможности устроить потасовку или повести женщину в кабак. Нет, конечно, Павлов так и будет ежедневно делать свой физический комплекс, не такой он человек, чтобы сдаваться на милость законам природы, но это уже переставало быть главной мыслью жизни. Да, и дочке необходимо было прививать психологию победителя: у неё на носу были и соревнования по большому теннису. Сергей рассматривал Вёшки, как идеальный санаторий для восстановления, но теперь он решил и отдыхать, а, какой отдых без женщин? Там он только смог поцеловать своего зубного врача, когда она осматривала, как промазала зубы, а единственная медсестричка-блондинка, которая прочитала «ОТДЫХАЙТЕ!» предусмотрительно общалась на расстоянии, чтобы Сергей не мог, как обычно, претвориться слепым, ощупывающим пространство перед собой. На следующий год Павловы будут пытаться достать путёвку в санаторий на море.
           Ещё до Вёшек Павлов сделал себе АДСЛ и стал независим от времени нахождения в ин-т. В самом начале июня сайт был полностью переведён на портал ОТДЫХАЙТЕ!, который Сергей уже умел вести сам. Кроме того, Павлов получил возможность общаться по аське: 297-353-272 (это был новый почти бесплатный вид связи).
           В 2001-м году походами по деревне за руку с медсестрой был сделан первый большой шаг от рассекания в инвалидной тачанке, сейчас был сделан второй: смог гулять по неровному (и это важно) двору в деревне без всякой страховки кого-либо (общение с сестричками завершил на мажорной ноте). На своё здоровье он уже плюнул, хотя и делал физкультуру регулярно (надежда на целенаправленное излечение стволовыми клетками оставалась и, может, медицина сделает ещё какой-нибудь ход конём, поэтому организм нужно было поддерживать в боеспособном состоянии): теперь Павлов Сергей Сергеевич (для попадания фамилии в поисковые системы) поставил перед собой новую цель – достичь максимальной самостоятельности во всех бытовых вопросах и начал успешно идти в этом направлении. При прогулках во дворе в июне Светлана Петровна только по инерции (после катания в инвалидной тележке) бежала рядом с ним в неровных местах. А 1-го августа мама уже окончательно уселась на лавочку. По плану было возрождение из небытия ключей от квартиры. Весь двор был удивлён, когда увидел Сергея (на 7-м году после аварии) гуляющим во дворе без сопровождения. Ванну тоже стал принимать без помощи Светланы Петровны Павловой. И был сделан ещё один важный шаг в обретении самостоятельности: стал без помощи вылазить-залазить в машину. Друзей детства, которые делали хозяйственные дела по квартире Павлова, он попросил предусмотреть удобные рукоятки на газовой плите, чтобы получить возможность разогревать себе еду. Эти же друзья не забывали о естественной потребности его организма. Этим летом был сделан существенный прорыв в некоторых областях жизни.
           А в начале сентября Павловы традиционно поехали в Адлер. Хозяева им уже доверяли, поэтому на 10 дней оставили на них квартиру (сами куда-то уехали) и Сергей с мамой это время жили почти на самом пляже без соседей. Светлана Петровна повредила ногу, но Сергей уже плавал в новом жилете и вылазил из моря сам (заходил с минимальной помощью). По приезду они поехали на неделю в деревню, где Павлов и заболел (температура 40, признаков простуды не было, не Куринный грипп или Атипичка), после окончательного возвращения в Ростов Павловы начали делать капитальный ремонт в квартире, и Сергей довольно долго не выходил на улицу.
           Ремонт продолжался 2.5 месяца. За это время Сергей успел отлежать 13-й раз в больнице (19-й раз общий после аварии). Он уже не видел смысла в лечении и уже считал, что пребывание в больнице даже один раз в год слишком много, но и ежедневная максимальная накачка медикаментами не смогла уничтожить все запасы ампул, которыми Павловы затарились на несколько лет и через год на декабрь была намечена 14-я. Эта больница была ознаменована тем, что Светлана Петровна получила почти полную самостоятельность, Сергей уже мог обходиться сам. За это время случилось событие, обещавшее в корне изменить всю его жизнь. Начальник Товарки Безрукавенко Владимир Александрович имел беседу с руководством Ростовского порта, что Павлов будет делать Узловое соглашение порту и станции. Когда Сергей работал в Азове, то хотел там написать таковое, но тогда на это не хватало времени. А сейчас должность консультанта порта по железнодорожным вопросам он считал для себя идеальным вариантом. Или же Ростов-Товарный, убедившись в сохранении профессиональных способностей, найдёт какую-нибудь возможность, чтобы использовать мозги Павлова для своего блага.
           И, хотя косметические стволовые клетки оказались лажей (в начале года Сергей реально рассчитывал посмотреть в глаза всем тем, кто его уже похоронил), этап жизни, начиная с 5-го года, смело можно называть "Победа''. Была найдена работа по специальности с учётом всех физических ограничений, дочка только радовала своими успехами, этот портал стал вести сам (появился вариант найти работу по ведению подобных порталов), в плане приспособленности к жизни Сергей вплотную подошёл к полной самостоятельности. Но с другой стороны было отсутствие в жизни любви к женщине. Но Победа только начиналась: всё ещё будет.